Крымчаки – это евреи

В этой статье я хотел бы разъяснить понятие этнолингвистической общины (на иврите «эда» – עדה) и её отличие от понятия «национальность» или «народ». Я намеренно буду говорить именно о своей общине – крымчаках, но параллельно, по возможности, также и приводить похожие примеры.

Прежде всего, следует понять, что внутри одной национальной группы могут существовать, одновременно или в разные исторические периоды, множество групп, которые принадлежат к этой национальной группе или народности, но отличаются от других её членов.

Так, к примеру, провансальцы или корсиканцы во Франции, а также сицилийцы и неаполитанцы в Италии, или русины и гуцулы в Украине имеют особый язык, в то же время являясь частью больших наций (но и неся в себе потенциал отделения в обособленную народность). Другим примером являются кряшены, отличающиеся от казанских татар не языком, а тем фактом, что они исповедуют не ислам, а христианство, и ближневосточные друзы или алавиты, аналогично отличающиеся от левантийских арабов – особой формой ислама (некоторые друзы даже представляют её отдельной религией), но не языком.

Аналогично, в еврейском народе за последнюю тысячу лет сложилось разделение на «эдот» – подобные этнолингвистические группы. Но прежде, чем говорить об эдот, следует уточнить вопрос различия в русском языке понятий евреи, иудеи и народ Израиля. Понятие «еврей» в русском языке подразумевает более всеобъемлющую национальную идентичность, а «иудей» – религиозную принадлежность, приверженность иудаизму. Это разделение, в некотором роде, уникально, так как в других европейских языках, а под их влиянием и в современном иврите, единым названием для евреев стал именно эквивалент понятия «иудей» – на иврите «йехуди» (יהודי), на английском Jew, на немецком Jude, на французском Juive. Это выражает тот факт, что до возникновения национальных движений современной эпохи принадлежность к еврейству выражалась, в первую очередь, принадлежностью именно к еврейской религии. Более того, отказ от религиозной принадлежности к иудаизму, в абсолютном большинстве случаев означал и отказ от еврейской национальной идентичности. Исключением из правила, видимо, может служить философ Бенедикт Спиноза, который намеренно вынудил амстердамскую португальскую еврейскую общину наложить на него «херем» – отлучение, но не крестился. Обратным ярким примером можно считать историю другого мыслителя – Франца Розенцвейга – считающего себя немцем, но желающего креститься в лютеранской церкви, с целью стать «полноценным» немцем. Посетив «на прощание» службы Йом Кипура в синагоге в Берлине, он отказался от этой затеи. Именно религиозное чувство отвратило его от желания отказаться от национальной идентичности.

В начале 20-го века, в Земле Израиля, первые еврейские сельскохозяйственные поселенцы отказывались от своей религиозной принадлежности. Они предприняли попытку создать, так называемую, «тарбут иврит» – еврейскую культуру (именно, еврейскую, а не иудейскую). Эта попытка не увенчалась успехом. В современном Израиле, как и в большинстве еврейских общин мира, большинство евреев совмещают светский образ жизни и те или иные религиозные традиции иудаизма, придавая им различные формы, в зависимости от их взглядов. Языки пост-советского пространства несут в себе эту дихотомию в силу государственной политики насильственного насаждения атеизма в Советском Союзе.

В историческом плане также стоит отметить, что в Российской Империи сложилось заблуждение о том, что евреи – это ашкеназские польские евреи, «унаследованные» империей вместе с территорией разделенной Польши (не исключено, что это заблуждение поддерживали сами ашкеназские евреи). Для других еврейских «эдот» изобретались другие наименования – лахлухи (горские/курдские евреи) и крымчаки (крымские евреи) –  несмотря на то, что у этих общин существовали свои самоназвания.

Каждая из эдот формировалась, совмещая древнюю еврейскую культуру и религию, принесенную ими с собой в конкретную местность, и местные языки и культуру. Некоторые эдот активно обращали местное население в иудаизм и впитывали их в себя. Так, например, эфиопские евреи не отличаются от своих нееврейских соотечественников, йеменские евреи напоминают внешне йеменских арабов, а крымчаки внешне не вполне отличимы от крымских татар.

Тем не менее, выглядит это одинаково во всех странах. Одна из известнейших философских книг – "Путеводитель растерянных" (Морэ Невухим – מורה נבוכים) рабби Моше бен Маймона – Маймонида (Рамбама) написана на арабско-еврейском языке (арабский язык, записанный «еврейскими» буквами иврита) в Египте. На том же языке написан один из древнейших еврейских молитвенников – Сидур рабби Саадии Гаона (Расаг) в Ираке. Но вряд ли кому-то придёт в голову отрицать еврейство Рамбама или Расага. Хасидское ашкеназское творчество так же во многом происходило на языке идиш – немецко-еврейском. Еврейские сефардские поэты средневековой Испании творили на ладино – испанско-еврейском, а потом их потомки перенесли этот язык в изгнание после 1492 года – на Балканы, в Турцию и в Землю Израиля (Палестину).

Крымчаки – не исключение. Генетические исследования сегодня, а раньше и источники фамилий крымчакских семей, показывают, что в Крым стекались евреи отовсюду – из Германии и Малой Азии, с Кавказа и с Балкан. Они, наши предки, переняли местный язык крымских татар, подобно другим эдот заменили местное письмо письмом еврейским, а также сохранили свою религию, хоть и причудливо смешав еврейские и татарские обычаи.

Следовательно, очевиден вывод – когда крымчаки советского периода говорили, что они не евреи – это было именно следствием неуважительного отношения к ним евреев-ашкеназов, но не отражало объективной реальности. Крымчаки – точно так же принадлежат к евреям – народу Израиля – подобно любой другой этно-лингвистической еврейской группе. Называть крымчаков евреями – это не ошибка, в отличие от отождествления понятия «еврей» исключительно с ашкеназским еврейством. Нет никакого смысла продолжать множить заблуждения советской этнографии, которая преследовала не научные, а пропагандистские цели.

Непонимание тонкостей и различий приводит, к сожалению, к совершенно ненужным конфликтам и спорам. Которых легко избежать.


Первый день праздника Суккот, 3 октября 2020 года

Израиль

Subscribe Form

+972-50-892-7006

Tel Aviv, Israel

  • Facebook
  • Instagram
  • Twitter
  • VK Share

©2019-2020 by Rabbi Binyamin Minich.
Proudly created with Wix.com